New Games Corporation

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » New Games Corporation » Наука или домыслы? » История


История

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Найдено в дебрях интернета.

Житель Хорватии, который считает себя самым везучим человеком в мире -
он сумел выйти живым и невредимым из семи крупных катастроф - сорвал
джекпот в лотерее. Причем сыграть в лотерею он решил впервые за
последние сорок лет.

74-летний Фране Селак, выигравший 600 тысяч фунтов стерлингов, заявил:
"Теперь я буду наслаждаться своей жизнью. Я чувствую себя заново
рожденным. Я знаю, Бог наблюдал за мной все эти годы".

Семь катастроф Фране Селака

Поезд и ледяная река

Первый раз хорвату по настоящему повезло в 1962 году, когда поезд, на
котором он ехал из Сараево в Дубровник, сошел с рельсов и упал в ледяную
реку, сообщает Ananova.

Тогда семнадцать человек утонули, а с ними едва не погиб и Фране Селак.
Он сумел выплыть на берег, получив сильнейшее переохлаждение, шок, ушибы
и сломав руку.

Аэроплан и стог сена

Годом позже он вывалился из аэроплана DC-8 между Загребом и Риджекой -
во время полета внезапно распахнулась дверь самолета. В результате этой
катастрофы погибли 19 человек. Селак приземлился на стог сена и
отделался шоком, синяками и порезами.

Автобус и река

В 1966 году автобус, в котором он ехал в город Сплит, накренился и упал
в реку. Погибли четыре человека. Селак выплыл на берег, получив порезы,
ушибы и в этот раз еще больший шок.

Горящий автомобиль

Катастрофа номер четыре произошла с хорватом в 1970 году. Автомобиль, в
котором он ехал по шоссе, внезапно загорелся. Селак успел выбраться из
машины за несколько секунд до взрыва бензобака.

После этого случая его друг стал звать удачливого хорвата "Счастливчик".
"Он сказал тогда мне, - рассказывает Селак. - "Ты можешь посмотреть на
все, что происходит с тобой, с двух сторон. Либо ты самый невезучий
человек в мире, либо самый везучий". Я предпочел второе".

Шевелюра и неисправный насос

Три года спустя Фране Селак внезапно потерял почти все волосы на голове.
Прохудившийся топливный насос выпрыснул бензин прямо на раскаленный
двигатель его автомобиля, раздув пламя через сапун.

ДТП

В 1995 году произошла шестая катастрофа Фране Селака. На одной из улиц
Загреба его случайно сбил автобус. Удачливый хорват и на сей раз
отделался "легким испугом" - он получил небольшие ушибы и неизбежный
шок.

Грузовик ООН и горное ущелье

В следующем году Селак путешествовал на своем автомобиле в горах, когда
внезапно, преодолев поворот, он увидел грузовик ООН, несущийся прямо на
него.

Его Skoda врезалась в дорожное ограждение, проломила его и зависла на
краю обрыва. Салек в последний момент успел выпрыгнуть из автомобиля.
После небольшого полета он приземлился на дерево, откуда смог проследить
полет в горное ущелье своей машины, взорвавшейся в 90 метрах под ним.

Фране Селак четыре раза неудачно женился. После своего выигрыша в
лотерею он философски отмечает: "Я полагаю, мои браки тоже были
катастрофами".

На выигранные деньги Селак решил купить дом, автомобиль, быстроходный
катер. После этого он женится на своей возлюбленной, которая на 20 лет
младше него.

0

2

Интересно что происходило с его душой в это время.

0

3

История, которая случилась недавно, буквально пару недель назад, но даже сейчас мы вспоминаем ее с другом и смеемся.

В нашем, как впрочем, почти в любом другом ВУЗе введена пропускная система, то есть, чтобы пройти из холла внутрь нужно показать студенческий, зачетку или на худой конец паспорт. Четыре года проучились нормально, а вот на пятом году обучения состав охраны сменили, причем у новоиспеченных блюстителей порядка умственные способности явно были обратно пропорциональны их комплекции.
Со старыми охранниками можно было договориться, объяснить им, что твой студенческий на данный момент находится в библиотеке, и ты взял под него какую-нибудь книгу. Это в большинстве случаев прокатывало, да и примелькались уже за 4 года-то. А новеньким было все по барабану, даже кто-нибудь, выходя через вахту, оставив вещи и студенческий внутри, вынужден был в дальнейшем просить кого-нибудь пройти внутрь за документами.

Как-то раз я пришел в универ и обнаружил, что я забыл все документы. Тут мне как раз встретился мой друг Серега, который вроде бы наладил уже контакт с охраной и вероятность пройти через доблестных часовых для него без документов вроде должна бы быть больше, чем моя.

Я беру его зачетку, и мы идем. На вахте дежурит охранник по имени Рома, у которого лицо похоже на собачье, из Диснеевских мультиков. Серега идет первым, я за ним. Он вроде бы прошел, я с открытой зачеткой прохожу тоже, но тут охранник тормозит Серегу. А мне в этот же момент звонят на мобильник. Серега начинает ругаться со стражем порядка, а тот в свою очередь грозится написать на нас докладную. Серега говорит, чтобы писал, тот садится за стол, берет Серегину зачетку у меня и списывает с нее все данные. Я в это время отхожу немного подальше, так как разговариваю по телефону и думаю, что процедура написания рапорта затянется. Охранник, как ни странно довольно быстро списал данные и протягивает мне зачетку. А так как я стоял далеко, то ее успевает перехватить Серега. И тут на фразу охранника, адресованную ему: «Молодой человек, ваши документы!», Серега протягивает ему эту же зачетку. Тот как ни странно, не понимая, что только что держал в руках этот документ, списывает аналогичные данные на лист и вручает зачетку назад Сереге. Мы отходим немного подальше, и, с трудом сдерживая смех, наблюдаем дальнейшую картину.

Охранник, начиная составлять официальный бланк, все-таки прокусил, что пишет что-то не то. Он долго сравнивал две записи на листе, пытаясь вкубатурить, что все-таки произошло. Но, видимо, это ему не удалось, и он выкинул всю эту бумажную канитель в корзину. А мы с Серегой так смеялись, при виде этой тупежки, что аж живот заболел!

0

4

Richard Cheese написал(а):

История, которая случилась недавно, буквально пару недель назад, но даже сейчас мы вспоминаем ее с другом и смеемся.
            В нашем, как впрочем, почти в любом другом ВУЗе введена пропускная система, то есть, чтобы пройти из холла внутрь нужно показать студенческий, зачетку или на худой конец паспорт. Четыре года проучились нормально, а вот на пятом году обучения состав охраны сменили, причем у новоиспеченных блюстителей порядка умственные способности явно были обратно пропорциональны их комплекции. Со старыми охранниками можно было договориться, объяснить им, что твой студенческий на данный момент находится в библиотеке, и ты взял под него какую-нибудь книгу. Это в большинстве случаев прокатывало, да и примелькались уже за 4 года-то. А новеньким было все по барабану, даже кто-нибудь, выходя через вахту, оставив вещи и студенческий внутри, вынужден был в дальнейшем просить кого-нибудь пройти внутрь за документами.
            Как-то раз я пришел в универ и обнаружил, что я забыл все документы. Тут мне как раз встретился мой друг Серега, который вроде бы наладил уже контакт с охраной и вероятность пройти через доблестных часовых для него без документов вроде должна бы быть больше, чем моя.
            Я беру его зачетку, и мы идем. На вахте дежурит охранник по имени Рома, у которого лицо похоже на собачье, из Диснеевских мультиков. Серега идет первым, я за ним. Он вроде бы прошел, я с открытой зачеткой прохожу тоже, но тут охранник тормозит Серегу. А мне в этот же момент звонят на мобильник. Серега начинает ругаться со стражем порядка, а тот в свою очередь грозится написать на нас докладную. Серега говорит, чтобы писал, тот садится за стол, берет Серегину зачетку у меня и списывает с нее все данные. Я в это время отхожу немного подальше, так как разговариваю по телефону и думаю, что процедура написания рапорта затянется. Охранник, как ни странно довольно быстро списал данные и протягивает мне зачетку. А так как я стоял далеко, то ее успевает перехватить Серега. И тут на фразу охранника, адресованную ему: «Молодой человек, ваши документы!», Серега протягивает ему эту же зачетку. Тот как ни странно, не понимая, что только что держал в руках этот документ, списывает аналогичные данные на лист и вручает зачетку назад Сереге. Мы отходим немного подальше, и, с трудом сдерживая смех, наблюдаем дальнейшую картину.
            Охранник, начиная составлять официальный бланк, все-таки прокусил, что пишет что-то не то. Он долго сравнивал две записи на листе, пытаясь вкубатурить, что все-таки произошло. Но, видимо, это ему не удалось, и он выкинул всю эту бумажную канитель в корзину. А мы с Серегой так смеялись, при виде этой тупежки, что аж живот заболел!

ахахаха)))оч смешная и забавная история....жаль со мной такого не происходило никогда)))

0

5

Истории отношений - "История одной ошибки"
Я хочу открыть всему миру свою историю, для того, чтобы все знали, какие вещи бывают на свете, и не повторяли чужих ошибок. Я также хочу сказать, что нельзя быть слишком доверчивыми. Цена моего доверия такова: разбитая судьба, едва спасенная жизнь, невозможность найти правду. За преступление, совершенное против меня, нельзя привлечь по закону, но это было преступление, и преступники благоденствуют на моих слезах и на моей разбитой жизни. Так пусть же эта история будет отдана на ваш суд!

Я обращаюсь ко всем, кто прочтет эту историю, которая началась как романтическая сказка, а окончилась как криминальная драма. Мне бы хотелось попутно узнать мнение других - можно ли вообще верить тем, кто говорит, что любит. Это не минутное настроение, это то, что случилось со мной.

История такова:

6 лет назад, а именно 7 января 1998 года я познакомилась с человеком, который изъявил желание стать моим мужем. Это был некий Андрей Александров, житель города Кишинева, инженер-компьютерщик, уважаемый человек в деловых кругах. Да, в деловых кругах его, конечно, уважают, не зная, не видя его настоящего лица. Что и говорить, знания у него есть, в своем деле он - специалист.

Итак, мы познакомились, и через месяц и одну неделю он сделал мне официальное предложение и я, поверив его высоким фразам, прекрасным словам и клятвам в вечной любви до гроба, согласилась. Его любимым выражением было: или ты или никто! Красиво, не правда ли? Нет, я не была наивной девочкой, ничего не знающей о жизни. Мне было тогда уже 25 лет, я имела высшее образование, хорошую работу, в своих кругах меня тоже уважали. Мне было давно известно, что любовь - это не слова, что красивые фразы - это еще далеко не все, что людям верить на 100 процентов нельзя, что от подлости и предательства не застрахован никто, но я поверила и 20 июня 1998 года стала его женой.

Вы, наверное, подумаете, что сейчас последует классическая в таких случаях фраза - поначалу все было прекрасно. Представьте себе, в моем случае этой фразы не будет. У меня проблемы начались сразу же, как только на другой день после свадьбы мы приехали в Кишинев.

Забыла сказать, что сама я тираспольчанка и свадьбу мы делали в Тирасполе. Началось все с конфликтов с его матерью. Скажу сразу, что его мать, некая Петрова Клавдия Семеновна поначалу встретила меня вроде бы радушно, но в ее радушии не было искренности, это я поняла сразу. Со мной она была в предсвадебный период, что называется, слащаво-приторной. Я очень хорошо видела эту фальшь и даже однажды поделилась своими опасениями с будущим мужем, но он на это ответил, что я ведь выхожу замуж за него, а не за нее.

Этот довод убедил меня, я не видела ни одной свекрови, которая была бы довольна своей невесткой. Его красивые слова очень даже мне льстили. Нет, я не оправдываюсь, я позволила себя убедить и этого не могу простить себе.

Не успела я переступить порог дома мадам Петровой, уже не в качестве невесты ее сына, а в качестве его жены, иначе говоря, в качестве ее невестки, как вся ее напускная любезность улетучилась в один миг. Теперь я думаю, что ей было очень трудно так долго держать эту маску, тем сильнее она из-за этого на мне отрывалась. На меня посыпались оскорбления, при том совершенно ни за что. Я, клянусь, что ни разу не поступила с ней неуважительно, ни разу не сказала ей ни одного грубого слова, но это, вы думаете, что-нибудь дало?

Я сама по натуре очень вспыльчивая и мне очень трудно удержаться чтобы, не ответить на грубость, не говоря уж об оскорблениях. Но я хотела сохранить брак с ее сыном и терпела, в противном случае я не знаю, как бы я поступила. Между тем обстановка ухудшалась. Сначала она стала высказывать мне, что мои родители за меня почти ничего не дали, затем начались клеветнические высказывания, что я окрутила ее сына так, как может окрутить неискушенного юношу женщина, прошедшая огонь и воду. Называть меня б... для нее стало входить в привычку.

Естественно, что я не была такой. Это была самая подлая и бессовестная клевета. Если бы этого не произошло со мной самой, я бы и не поверила, что на свете бывают такие вещи. Я думаю, что если бы на моем месте была действительно такая женщина, мадам Петрова не решилась бы ее так называть, и не посмела оскорблять ее вообще. Такие девицы умеют за себя постоять, и я думаю, что в этом случае, для этой женщины, потерявшей стыд, совесть и всякое представление о такте или хотя бы каком-то приличии, подобный разговор закончился бы весьма плачевно.

Я забыла упомянуть еще вот о чем. У моих родителей в Тирасполе двухкомнатная квартира новой планировки. У нее, в Кишиневе, "хрущевка" - квартира однокомнатная, вернее, полуторакомнатная. Комната большая в форме буквы Г, перегороженная стенкой из фанеры. И в результате получились две маленькие комнаты. Так вот, мадам Петрова с первых же дней стала требовать, чтобы мои родители разменяли свою квартиру на однокомнатную. По ее словам, им двоим, двухкомнатная квартира не нужна, а те деньги, что высвободились бы в результате обмена, чтобы отдали, но не нам с мужем, а, представьте себе, ей!!! Она хотела продать свою "хрущевку", добавить эти деньги и купить хорошую двухкомнатную квартиру, но не для нас с мужем, а для себя, чтоб она была там хозяйкой, а мы с ним перед ней строились. Она сразу же заявила мне, что пока она жива, она будет жить с нами, и все будет только так, как она скажет. Вот ее слова:

- Я здесь хозяйка и будет либо так как скажу я, либо тебя здесь не будет! Собирайся и уезжай домой. Прописывать тебя здесь никто не будет, а то в случае развода еще отсудишь часть жилплощади!

Можете представить себе, каково мне было это слышать. Разумеется, я сказала, что этого не будет, что мои родители не для того эту квартиру зарабатывали своим трудом, ездили на заработки на север, теряли там свое здоровье, чтобы потом обеспечивать жилплощадью некую Петрову Клавдию Семеновну. Когда она поняла, что с этой стороны ей ничего не обломится, она еще больше стала надо мной издеваться. Жизнь в ее доме стала совсем невыносимой. В конечном итоге, я все-таки уговорила своего мужа отделиться и уйти от нее на квартиру.

Тогда мы еще были молодожены, и он еще испытывал ко мне какие-то чувства. Но время шло. Я еще не касалась основного вопроса этой истории. Почти с первого дня свадьбы я стала замечать у него какие-то странности в поведении. Потом стало ясно, что у него бывают немотивированные истерики и приступы какой-то болезни, похоже, было, что психической. Ему постоянно казалось, что за ним кто-то следит, кто-то его преследует.

Далее стало еще страшнее - стало ясно, что он страдает галлюцинациями. На него находили депрессии. Потом, выяснилось, что у него было две попытки самоубийства. Это было еще задолго до знакомства со мной, но ни он сам, ни его мать, ни кто-либо другой из тех, кто знал, не сочли нужным сообщить мне об этом. У него была мания величия, в результате которой он считал, что весь мир у его ног, что все другие, кроме его самого и его матери низшие существа. Он ничего никому не прощал, ни одного промаха, ни одной ошибки. Он считал, что прав всегда только он и его мать, и кто не с ними, тот против них.

Мадам Петрова полностью разделяла эту его философию, а вероятнее всего, она и воспитала его в таком духе. Если кто-нибудь не соглашался с ней в чем-либо, то такой человек становился для нее врагом и делался объектом ее ненависти. Ее муж оставил семью, когда сыну было еще 4 года. Не однажды она с негодованием говорила по этому поводу: «Взял штаны и ушел». На этот счет все, кто знал ее и его, говорили: хорошо, что хоть штаны взял, от такой женщины убежишь без оглядки и без штанов. Все остальные для него были дауны, бараны, бычье, идиоты.

Его неадекватное поведение и странные рассуждения с каждым днем становились все более явными. Мне это было невыносимо, но тогда уже мне стала известна правда - он болен шизофренией и с детства находится на учете в психиатрическом диспансере. Все его странности, неадекватные поступки и рассуждения, а также приступы, о которых я говорила ранее, были ничем иным, как проявлениями этой болезни. Да в компьютерной области он сильнейший специалист, но у него оказалась та редкая форма, при которой интеллект в какой-то области во много раз выше среднего, а во всем другом больной ведет себя как самый настоящий безумец. Ведь издавна известны всем выражения: все вундеркинды с отклонениями или все гении со сдвигами. Вот это и есть тот случай.

Он программист, много бывает в Интернете. Я не исключаю, что он прочтет мое письмо. Представляю, какой будет его реакция, но меня это уже не интересует. Он и его мать испохабили мне жизнь, истрепали мне душу, обмарали мое имя. После всей моей жизненной катастрофы, о которой будет сказано дальше, у меня долго было одно желание - умереть. Нет, я никогда бы не совершила самоубийства, но жить я не хотела. Скажу даже больше - я надеялась на какую-нибудь болезнь или несчастный случай, но ничего подобного не случилось. Теперь я рада этому. Если бы я умерла, то эти люди, а вернее, нелюди, потерявшие и стыд и совесть и всякое представление о приличии и человечности, были бы очень рады. И я решила - этому не бывать.

Мои родители - врачи. Разумеется, они стали замечать у него определенные странности. Но я ничего не хотела говорить им о том, как обстоят дела.

К тому времени его мать сумела убедить его, что я его недостойна, что я им не подошла, и они стали изыскивать способ избавиться от меня. Мадам Петрова тонко и изощренно настраивала своего сына против меня. В то время, мы купили комнату в общежитии, но мы жили всего через два дома от нее, и это позволяло ей издеваться надо мной также как и раньше, когда мы жили у нее. Все соседи, и вообще, кто ее знал, прослушали о том, какая я засранка, проститутка и т. д. (Это еще самое мягкое, что она обо мне говорила.) Люди, слышавшие все эти гадости обо мне, возмущались. Они передавали мне все ее высказывания, говорили, что знают меня, что, понимают, что она врет без зазрения совести, но открыто спорить с ней никто не решался.

Разумеется, от всего этого у меня стала страдать нервная система, повысилось внутричерепное давление, не стало хватать физических сил, я уже не справлялась с работой по дому. Я оказалась в безвыходном положении. Родителям своим и вообще кому-либо я ничего не сообщала. Но родители видели, что я больна и подавлена, но добиться ничего не могли. Его отношение ко мне под влиянием матери становилось все хуже. Его уже совсем не интересовало мое плохое самочувствие, физическую слабость он считал ленью, придирался неимоверно.

Разумеется, все это отражалось на нервной системе, я стала угнетенной и раздражительной. И вот тогда-то в его больной рассудок пришла мысль, что я наркоманка. Все мои физические проблемы, угнетенные состояния, нервные срывы он стал приписывать действию наркотиков. Я еще не сказала, что к тому времени он устроился в очень престижную фирму. Его повышенные способности дали ему такую возможность. Не буду называть место его работы и имена тех, кто ему помог. Это очень уважаемая фирма и люди тоже очень уважаемые и порядочные, а поскольку он и его мать всегда умеют сыграть роль безупречных граждан, они не видели и никогда не увидят их настоящего лица. Если бы они знали, на какую подлость и бесчеловечность способны эти двое, имеющие вид благочестия. Это может увидеть только человек, поживший с ними под одной крышей.

Так как в той фирме платят очень хорошо, то денег Андрей Александров получал много. По этой причине он настоял, что деньги должны быть у него. Я не стала возражать ему, но Андрей Александров стал считать, что я его обворовываю. Он по десять раз на день пересчитывал деньги в тайнике, где он держал сбережения, часто перепрятывал их, думая, что я беру их на наркотики, обшаривал мою сумку и карманы моей одежды, ища там следы наркотических препаратов, которых там не было и быть не могло. Когда он ложился спать, то вынимал из своего кейса кошелек с деньгами и прятал себе под подушку. Он считал, что я подсыпаю ему снотворное, а сама ночью беру из его кошелька деньги. Вы не поверите, но он однажды сказал, что я нахожусь в наркотической зависимости и когда-нибудь я возьму деньги из дому, инсценировав при этом ограбление. Он поделился с матерью, этой своей шизофренической версией, и эта подлая женщина ухватилась за нее обеими руками. Она решила использовать ее, чтобы от меня избавиться.

Разумеется, прийти ко мне и заявить просто: "Ты наркоманка, поэтому Андрей с тобой разведется, собирай вещи и уезжай!" - она не могла. Но она видела мое физическое состояние, и, видимо, понимала, что долго я не выдержу. Она знала, что для меня самое болезненное - это конфликты с мужем и поэтому стала изо всех сил провоцировать их. Я уже говорила, что мое здоровье его к тому времени совершенно не интересовало, он не обращал внимания, на мое плохое самочувствие, и если я что-то не успевала или не могла сделать, срывался на меня, устраивал скандалы.

Дальше стало еще хуже - он стал упрекать меня в том, что из-за меня он вынужден, был уйти от матери. Вот его слова дословно: "Я из-за тебя должен был уйти из дому, в котором вырос, и искать какую-то халупу. Другой муж бы на моем месте сказал - или живи здесь или катись отсюда". Поступив на работу в эту фирму, Андрей Александров возгордился. Он под влиянием своей матери уже не сомневался, что я - не то, что ему надо. Все чаще он грозился выгнать меня. Он стал говорить, чтобы я уехала. Но я говорила, что никуда не уйду. Никаких чувств к этому жестокому человеку у меня давно уже не было. Но, согласитесь, я ведь не тряпка, которую можно выбросить, если она надоела, и не квартирантка, которую, если она не устраивает, можно выгнать. И я опять же молчала, все, списывая на его болезнь. Хотя много времени спустя, поговорив со специалистом в этой области, я узнала, что при этой форме его болезни, он фактически болен только в момент приступов, в другое время такие люди вполне дееспособны и обязаны отвечать за свои поступки. Поэтому с юридической точки зрения, если бы я решила начать против него процесс, по поводу сокрытия от меня факта его болезни (это дело подсудное), ответчиком был бы он, а не его мать, как я считала.

А мне становилось все хуже. Финал наступил 8 августа 2001 года. Меня с отеком мозга в бессознательном состоянии увезла "скорая" в реанимацию. 12 часов врачи не могли сказать буду ли я жить или нет. Мой муж заявил врачам, что я в состоянии наркотического отравления. Разумеется, в больнице быстро определили характер моего состояния. Никаких наркотиков у меня в организме найдено не было. Были вызваны мои родители, они забрали меня в Тирасполь, где я полтора месяца пролежала в кардиологии.

Результат моего трехлетнего замужества был налицо - внутричерепное давление, нарушение сердечной деятельности, полное нервное истощение. Но это еще не все. Когда я попала в больницу, Андрей Александров преспокойно отправился домой и лег спать, как ни в чем не бывало (был уже поздний вечер). Мои родители были потрясены, когда, приехав в Кишинев, и придя в больницу, они узнали, что я в бессознательном состоянии, при смерти, под капельницей и на аппарате искусственного дыхания, а его там нет. Моя мать позвонила ему домой, долго не снимали трубку, потом он, наконец, подошел, голос у него был сонный, было ясно, что этот телефонный звонок его разбудил. Как, вы думаете, он ответил, когда моя мать сообщила ему, что я умираю? Его реакция была совершенно спокойной. Он еще ядовито сказал - "надо же!". Утром он, как ни в чем ни бывало, отправился на работу.

В 12 часов дня моим родителям врачи сказали, что мне срочно нужны определенные лекарства на сумму примерно 100 лей. У родителей были только приднестровские рубли, обменять их в Кишиневе далеко не просто. Моя мать позвонила Козлову на работу с просьбой привезти денег, он отказал ей, сославшись на то, что его не отпускают с работы, и он может прийти только после 17.00, то есть по окончании рабочего дня. Лекарства нужны были срочно, а с 12.00 до 17.00 я могла 10 раз умереть. Да и с какой работы мужа могут не отпустить, если жена умирает. В итоге моя мать обратилась к одним нашим знакомым в Кишиневе и заняла у них эти 100 леев. Когда в 17.30 Александров все же появился в больнице, он даже не спросил, где мать взяла деньги, не говоря даже о том, чтобы их ей дать. Он и не помышлял о том, чтобы принести мне хотя бы бутылку минеральной воды, он пришел только за тем, чтобы сказать, что я наркоманка и что я ему с его матерью не нужна. Вся больница ужаснулась его поведению, такого, говорили сотрудники, у них еще не было.

Моя мать попросила, чтобы ей разрешили остаться на ночь там же в отделении, так, как ни А. Александров, ни мадам Петрова ее не приняли. Отец уехал, сказав, что на другой день возьмет санитарную машину и приедет за мной. На другое утро они забрали меня домой, то есть в больницу, в Тирасполь. Александрову мама сообщила, что в 12.00 за мной приедут, чтобы он подошел. Он не появился, вызвав в больнице новую волну недоумения и негодования. Все, кто об этом узнал, ни секунды не сомневался в том, что он и его мать надеялись на то, что я умру.

Тогда бы они оказались свободны от многих хлопот. Еще бы!!! Несчастный вдовец поганой жены, загнувшейся от наркомании! Не правда ли звучит трогательно?! Он бы оказался жертвой, а мое имя навсегда было бы покрыто позором. А что бы стало с моими родителями. Мало того, что они бы похоронили свою дочь, так им бы еще осталась дурная слава о ней! Может быть они бы и доказали все через суд, может быть добились для этих двух преступников какого-нибудь наказания, но кому бы от этого уже было легче? Да только не вышло так. Я, к их великому сожалению, выжила. А они теперь в глазах всех, кто хоть кто-то знает об этой истории - преступники. Его все характеризуют одной характеристикой - Андрей Александров - женоубийца. Да, они с матерью совершили преступление - попытку убийства. Но попытка не удалась, я осталась жива и теперь обвиняю их, и не боюсь сказать перед всем миром - они преступники!

На второй же день, после того как родители меня забрали, позвонила Петрова и официальным тоном потребовала забрать мои вещи, потому что ее сын разводится со мною. Кроме того, она потребовала, чтобы я прислала заверенную нотариусом бумагу, что даю согласие на развод. Не было задано ни одного вопроса, о том, согласна ли я. Разумеется, я не дала такой бумаги и сказала родителям не ездить за вещами, потому что цивилизованные люди так не разводятся. Вы думаете, их это остановило? Ничуть не бывало... Брак был расторгнут нечестным путем, потому что два месяца спустя я просто получила по почте бумагу, что я уже не жена Андрею Александрову. Но это еще не все.

После развода они с матерью продали комнату, в которой мы жили, предварительно еще раз потребовав телеграммой забрать вещи. Я снова не стала их забирать, потому что я не кукла и не тряпка, которую, если она надоест, выбрасывают прочь. А ведь они поступили со мной именно так. Кроме того, комната была нашим совместным имуществом, и я имела право на какую-то часть ее стоимости. Но я не была там прописана и то, что запланировала мадам Петрова, ей удалось. Андрей Александров на мои неоднократные просьбы прописать меня, говорил, что пока не надо, потому что тогда придется платить квартплату намного больше, чем, если он прописан один. Таким образом, я поняла, что избавиться от меня они собирались давно, но не знали, как это сделать. Версия о несуществующей наркомании, потом болезнь - все это сыграло им на руку. Мои знакомые, которые встретили ее сразу после того, когда родители увезли меня в Тирасполь, и которым она сразу сообщила, что ее сын со мной разводится, говорили мне потом, что она прямо танцевала от радости. Эта подлая женщина даже не смогла скрыть своей радости!!!

Итак, забрать вещи я отказалась, потому что, повторяю, нормальные люди так не разводятся. Тогда они просто выбросили мои вещи из квартиры. Его мать, предварительно порывшись в них, забрала все, что было более или менее ценное. Мои выброшенные вещи, чтобы они не пропали, одна наша знакомая взяла себе на хранение. Естественно, все окружающие, узнав, что вещи у этой женщины, и о том, что они были выброшены, были возмущены до предела. Весь город тогда в прямом смысле слова, гудел. Пока эти вещи были там, молва не стихала. А мадам Петрова просто бесилась. Она по нескольку раз в день звонила и прибегала к той женщине и негодовала, почему мы не забираем вещи. Потом она предлагала раздать их нуждающимся людям и даже просто отнести их на мусорку. Да, присутствие этих вещей ежечасно, ежеминутно, напоминало о том мерзком деле, которое они сделали со своим сыном, она хотела замести следы своего преступления, а вещи мешали ей это сделать. В конце концов, вещи все-таки были забраны, но теперь уже не вещи, а я сама, пострадавшая от этих бессовестных людей обвиняю их перед всеми.

С тех пор прошло больше двух лет. Я отошла от всего этого. Меня мои родственники и знакомые не понимают меня в одном вопросе - как я прожила с ним больше трех лет и никому ничего не говорила. Мои друзья говорят мне, что я, как только узнала о его болезни, должна была при очередном приступе вызвать бригаду из той больницы и сказать: "приезжайте и заберите своего клиента". Я не собиралась его бросать, потому что оправдывала его, считая, что он не виноват в своей болезни. Но потом, как уже было сказано выше, узнала, что он в нормальном состоянии полностью дееспособный. И то, как он поступил со мной - это не болезнь его, а жестокость.

Ну а если кто-то еще станет сочувствовать ему и упрекнет меня, как я могла так ославить больного человека, то я отвечу, если он болен, то не надо было жениться. А жениться, поломать жизнь человеку, оплевать ему душу, чуть не убить - в этом случае болезнь не оправдание. И то, что он сделал со мной при содействии своей матери, а может она при его содействии - меня это уже абсолютно не интересует - это не плод больного рассудка, а самая настоящая подлость, даже не подлость, а преступление.

Сейчас, наверное, многие, кто прочтет, скажет, что почему я столько молчала, а теперь все открыла. Действительно, почему? Потому что хочу, чтобы знали об этом все. Потому что они с матерью выставили меня перед всеми моими друзьями и знакомыми в самом неприглядном виде. Разумеется, многие им не поверили, потому что знают меня. Но вероятно кто-то и поверил, может быть не на 100 процентов, но все решили, что нет дыма без огня. Так вот пусть эта история прогремит на весь мир, пусть все узнают, что бывает на белом свете. А тем, кто прочтет эту историю, просто желаю лучше смотреть, когда вам говорят красивые слова и клянутся в вечной любви. Потому что его первые слова мне были - или ты, или никто, а последние - я найду вариант лучший, чем ты. Жалко, конечно ту девушку или женщину, которая станет лучшим вариантом. А может она окажется сообразительней или прочтет это письмо, в котором я заявляю опять и опять:

Кто-то может, назовет эту историю женской местью. Не спорю, это желание у меня тоже было и есть, но я думаю, оно вполне понятное

0

6

Маршрутка
Утро. Остановка. Народу немного – всего человек пятнадцать. Есть минимальная надежда втиснуться в маршрутное такси и доехать до работы вовремя. Но не тут-то было – по причине ранней гонки с препятствиями местных жителей к месту службы весь транспорт забит. Стоящие на остановке мрачно глядят вслед маршруткам, из окон которых торчат пятые точки пассажиров.

В этот момент хочется влезть хоть как-нибудь. Примерно с третьей-четвертой попытки это все-таки удается. В позе, которая и не снилась индийским йогам, - стоя на одной ноге, упираясь шеей и затылком в потолок, пытаясь удержать сумку в руках и себя в вертикальном положении, - нужно умудриться передать деньги за проезд водителю. О, этот талант оттачивается со временем, благодаря регулярной практике поездке на десятой удается виртуозно, не уронив ни монетки, вручить сие достояние адресату.

Передавая очередную кучку мелочи, хочется оказаться в числе тех счастливцев, которые в час пик умудряются усесться на сидение рядом с водителем. Ноющая коленная чашечка, в которую при каждом переключении скоростей врезается коробка передач – мелочь по сравнению со всеми «прелестями» езды в салоне. Помимо давки возникают различные нестандартные ситуации. Бывает например, соседка, прижавшаяся справа, везет селедку, а соседка слева – пять десятков яиц на продажу.

Особо умиляет то, что, когда пассажир из самого конца салона решает выйти, и все остальные безропотно высыпаются из маршрутки, чтобы выпустить его одного. Этот момент вводит в заблуждение людей, стоящих на остановке, с надеждой глядящих на вроде бы освобождающийся транспорт. Но потом все начинают забираться обратно. Кажется, что места стало еще меньше.

Кстати, иногда происходят события, отношение к которым трогательно объединяет пассажиров. К примеру, когда на дверь наматывается коса стоящей девушки, при открывании и закрывании двери ее дергает в разные стороны, угрожая сохранности скальпа. Девушка старается освободить волосы из плена, а народ единогласно и очень «ласково» советует:
- Подстричься бы тебе! Вон какие космы отрастила! Порядочным людям в маршрутке не проехать!

Иногда происходит всеобщее и всестороннее обсуждения какого-нибудь животрепещущего вопроса. Когда в конце салона сидит Марфа Васильевна, а рядом с водителем Светлана Александровна, они жаждут общения:
- Света, вы какую картошку посадили в этом году? - кричит Марфа Васильевна во всю мощь своих легким, которым бы позавидовал саксофонист.
- «Одетту»! А у Сережки сыпь прошла? - принимает эстафету Светлана Александровна.
- Не-е-ет! Врачи не знают, что это. Думаю, чесотка, но я не верю! Покраснело уже все тело! - охотно дает отчет Марфа Васильевна.
- Попробуйте отвар из ромашек со свежим куриным пометом! Я у Малахова слыхала! Говорят, помогает! Берешь помет, рвешь ромашки...

Пассажиры получают ни с чем не сравнимое удовольствие, слушая народный рецепт. Некоторые вносят свою лепту:
- А еще от сыпи поможет помидор, закопанный в саду ровно в полночь!
- Очень хорошо действует одуванчик. Но срывать надо с особенными словами. Мне бабка посоветовала, очень умная. Сразу глянула на меня и говорит: «Нет у вас мужа, девушка». Вот такая умная.
- Ой, а мне старичок на улице встретился и тоже говорит, что у меня почки больные. Как только догадался?
- А я тоже к гадалке ходила. Она мне в кружку из-под кофе посмотрела и сразу сказал, что будет у меня через три года муж, семилетний сын, машина и квартира... Жду, уже два года прошло, значит, через год точно все появится.

От разговоров о паранормальных явлениях переходят на традиционные темы: как все плохо в жизни, у кого не так плохо, как у нас, как сделать, чтобы и тем, у кого лучше тоже стало плохо. И люди уже практически не замечают неудобств: того, что от толстого мужика у двери одуряюще несет перегаром, от девицы, сидящей возле двери – сладкими духами (хотя пару минут назад было громким шепотом сказано, что уже недалеко отек Квинке).

Маршрутка переполнена до предела, а водитель все берет и берет пассажиров. Сей общественный транспорт уже превращается в государство в миниатюре. В некоторых голосах сквозит лидерская безапелляционность, кто-то уже заискивающим тоном спрашивает совета у старших товарищей.
Но тут маршрутка останавливается на конечной. На полуслове обрывается разговор об «этих гадах в правительстве», люди срываются с мест и, отталкивая друг друга, насколько это возможно в столь тесном пространстве, бегут к выходу. Государство распадается, но ненадолго – маршрутку уже осаждают другие страждущие.

Автор: Анастасия Бахарева

0

7

Читала все это с улыбкой,потому что абсолютная правда. Интересно подмечены многие детали.=)

0

8

О, УЖААААААС! Мда, вспомнила я эти поездки во всей красе :( Меня особо ужасал момент влезания в маршрутку. У нас остановка - предпоследняя, перед конечной. Утром даже там сесть почти нереально. Поэтому пешочком топаешь на конечную. И даже там уже стоит огромнющая толпа народа, и в момент подъезжания маршрутки в тебе борются "культурные ценности" и желание попасть вовремя на работу: если не растолкать кого-нибудь локтями, останешься стоять на улице... :( А внутри еще какие-нибудь алкаши встречаются, тетки эти, которым надо обсудить огороды, болезни, и сволочей-правительство (ну как в статье описано, в точности). Нехорошо хвастаться, конечно, но как же все-таки приятно утром спокойно сесть в свою машинку и в отличном настроении, слушая любимое радио, отправиться в город :)

0

9

И ведь правда все это. Наши будни =)
Только вот усмешка какая-то грустная у меня получается... Потому что я так каждое утро проживаю. Хотелось бы другого, но, за неимением такового, пользуемся тем,что есть. Ко всему можно привыкнуть =)

0

10

Горький аромат пачули
Выхожу из душа, вытирая волосы полотенцем, и сажусь перед зеркалом. Рассматриваю собственное отражение с удовольствием. Я красива. У меня длинные густые волосы, большие глаза цвета зелёных оливок, ресницы длинные и пушистые, под стать волосам. У меня нежная, без изъянов, кожа. Я выгляжу моложе своих тридцати. На зеркале – флакончики, тюбики, баночки. Я ухаживаю за собой. Моя оболочка требует времени и заботы.

Я провожу перед зеркалом час и становлюсь почти неотразимой. Из гардероба достаю платье, простое и элегантное, никаких халатов. Одевшись, прохожу по квартире. Здесь всё дорого и просто, я могу себе позволить тщательно выверенный хороший вкус. Чёткие линии, одна-единственная пальма в деревянной кадке. Книги на стеллажах до самого потолка. На кухне мерцает приглушённый свет. В стену уходит итальянская улочка. В таких фресках половина квартиры – большой и просторной. Большую и просторную квартиру надо охранять, поэтому внизу консьерж, а во дворе домик с охраной. Никаких грабежей и убийств за бутылку. Всё спокойно, как в раю.

Ноутбук, забытый на стойке, подмигивает синей лампочкой. Я рассеянно трогаю мышь, и экран вспыхивает. В самом низу мигает конвертик. Нажимаю и читаю письмо о том, что подписан ещё один крупный договор. Значит, я снова получу довольно большую сумму денег. Не радуюсь, удивления никакого: я хорошо работаю, и это был только вопрос времени. А торопиться мне некуда, времени у меня много, слишком много.

Сижу на своей кухне, из которой нормальные люди сделали бы, пожалуй, две комнаты. Коньяк вязок, сигарета крепкая и тонкая, как верёвка висельника. Пальцы бегают по клавишам. Передо мной разворачивается море информации, вспыхивают цифры. Калькулятор – только для точных расчетов, а так - я сравниваю числа и безошибочно знаю, какие означают для нас очередное обогащение, а какие - что нужно напрячься и исправить любым способом, хотя бы и утопив по дороге всех, кого только можно. Я хорошо работаю, и меня за это ценят. За чутьё и за безжалостность к конкурентам. Я не помню случая, чтобы я ошиблась. Поэтому живу, как хочу. И никто мне не указ. Свобода.

Я пишу отчёты и планы и не замечаю, как время подходит к тому рубежу, который я назначила сама, потому что мне так удобно. Нет, я никогда не собью своих планов и не позволю войти в мою жизнь, чтобы что-то в ней изменить. Моя жизнь – как эта квартира, мне в ней удобно. И чужакам здесь не место. Пусть зайдут в гости, когда мне это нужно. И вовремя вспомнят, что пора уходить.

Ноутбук засыпает, дышит спокойно и тихо, укрытый собственной надёжной крышкой. На столе появляются бокалы, вино, коньяк и фрукты. Я никого и никогда не буду кормить ужином. Через дорогу ресторан, желающие могут приобщиться к его праздничной и изысканной жизни, а заодно насытиться. А ко мне приходить для этого не надо. На этой кухне никогда не будет никаких пирогов, борщей и наспех наструганных салатов.

Звонок чирикнул, и я открываю.

Он красив, широкоплеч, у него добрая, нежная, очень мужская улыбка. Он достаточно богат. Он меня любит.

Отправляются в вазу цветы, которыми уставлена уже вся спальня. Он присылает их мне домой и в офис, они горят разноцветными лоскутами, и иногда мне кажется, что шевелятся, как змеи с пёстрыми головами. Цветы от всей души. Это правда, несмотря на стереотипы относительно богатых людей. Он действительно дарит их не просто так.

Эти букеты душат меня, но я всё время забываю их выкинуть.

Всё очень красиво. Как в кино. Я улыбаюсь загадочно и призывно, он деликатен и осторожен, опасается меня спугнуть. Мы ещё не так долго вместе. Зря опасается. Мне с ним удобно. Вполне.

Я купаюсь и таю в его словах. Они окутывают меня прозрачным покровом, дымчатым и призрачным, как туман над пропастью. Я истончаюсь в них, пропадает ощущение реальности. Она, реальность, отодвигается куда-то, где мне становится трудно её разглядеть. Словно всё это та правда, которая мне нужна. Всё красиво, очень красиво, и нежно, и бережно.

Моя спальня в его цветах и приглушённых нежных тонах. Моя постель – огромная, как озеро, с хрустящими простынями. Никакого бордельного шёлка и рюш. Гладкие и плотные, простыни пахнут горьким пачули, такая же горечь испаряется из ложбинки между грудей. И снова всё красиво, и совершенное мужское тело, мраморное, жёсткое и нежное, мне уже хорошо знакомое. И простыни касаются прохладой и гладкостью моих лопаток, потом коленей. Волосы рассыпаются и путаются, мечутся на весу, и тени, как змеи, скачут по шторам.

Я чувствую, как стягивается моя кожа под его руками, потом тело дрожит, содрогается и замирает, на моих губах его губы, мои волосы в его ладони, и грудь касается его предплечья. Я выныриваю. Мне хорошо, мне сладко и спокойно. Не стесняясь, встаю и открываю шторы, стою у окна и знаю, что мой силуэт вырисовывается чётко и красиво.

Прижимаюсь к оказавшейся позади меня тёплой и широкой груди, шепчу в ответ на его шёпот, целую в ответ на его поцелуи.

Виски в широких стаканах. Он говорит про брак и детей – так, как умеет он один, ненавязчиво и убедительно, с готовностью ждать и полной ответственностью за принятое решение. Я рада, что всё так чётко. Строгими линиями рисуется наша жизнь, в ней вряд ли будет место каким-то высоким взлётам и глубоким падениям, мы утвердились слишком прочно в настоящем, чтобы будущее могло внести свои, нежелательные нам, коррективы. Он очень разумен.

Я потягиваю виски и смотрю в его красивое, честное, любящее лицо человека, нашедшего своё счастье. Мне отрадно, что и я с ним честна, настолько, насколько это разумно. Я вижу в карих тёмных глазах, что никакого кошмара не будет и я буду любима всегда, не услышу оскорбления и не узнаю удара. Поэтому я киваю и в самом деле прокручиваю в голове свой график, чтобы свадьба и беременность не внесли сумятицы в мою жизнь. Нам хорошо, но терять голову – это не про нас с ним, с нами такого не случится.

Он уважает мою жизнь и моё личное пространство. Поэтому одевается и уходит, подарив мне на прощанье поцелуй, от которого сжимается что-то внутри и по телу проходит лёгкими волнами дрожь, как рябь по воде.

Я закрываю за ним дверь и стою некоторое время, прижавшись к ней спиной. Потом снова иду в душ, это последнее разумное, что я сделаю сегодня, правильное, необходимое каждому культурному человеку. Тем более, леди. Леди – это такое очень строгое, колючее и разумное. Это запах пачули – никаких примесей, только аромат с острыми углами, правильной геометрической формы. Как правильно доказанная теорема.

Я не иду спать в спальню, там чужой запах и чужие цветы. Я иду в кабинет, ложусь на узкий диван, гашу свет и закрываю глаза.

Фотографии у меня нет, но память, привыкшая управляться с цифрами и расчетами, не подводит. Я вижу лицо, бесконечно любимое, усталое, улыбающееся лицо. В своём сознании я отказываюсь заковать его в траурную рамку, пусть в рамке оно стоит у его родителей и пусть чёрными линиями оно темнеет на граните. Я же хочу снова ощущать запах пирожков на моей кухне и спешить домой готовить ужин. Видеть вещи, которые вносят в мою жизнь сумятицу, его вещи, раскиданные не там, где им положено быть.

Я хочу ощущать его жизнь, переплетённую с моей, лишавшую её строгих очертаний. А потом унесшую с собой в тот момент, когда электрические разряды оказались бессильны и не дрогнула линия, показывающая работу его сердца. Я лежу, и горячие слёзы скатываются из-под век на подушку. Я сейчас настоящая и живая. Я такая только по ночам последние три года. Днём в том, что меня окружает, есть только одно настоящее - любимый им, горький аромат пачули.

0

11

Откуда она знает какая веревка у висельника? Вешалась, что-ли? А вообще-то мутотень полная. Насмотрелась убогая тетка дешевых сериалов и сочинила про себя историю, якобы она вся такая супер леди. Была бы она на самом деле такой - ей бы и в голову не пришло писать о себе. Она даже род занятий правдоподобный придумать не могла, ума не хватило. И куда деть своего преуспевающего бойфренда тоже толком не придумала - трудно придумать, если его нет на самом деле.

0

12

Всё слишком искусственно, не натурально, без жизни. И боль тоже не настоящая, она просто последствие жизни по полочкам. А жить и чувствовать нужно не только по ночам, а всегда, тогда и проблем таких впринципе не возникнет. Но такие истории, к глубочайшему сожалению, действительно существуют.

0

13

Это больше похоже на крик души...о том что больше не хочеться быть даже не бедной, а нищей!!! Можно описывать действительно дорогую жизнь...но если ты ею не жил, то будет получаться именно так!!!!!!!!! УЖАС! А вообще человека просто жаль, который так чувствует! Надеюсь, что это был просто эксперимент, кому какое написание текста больше нравиться, чтоб лучше продавалось! Ну, понятно, что ЭТО не лучший вариант!

0


Вы здесь » New Games Corporation » Наука или домыслы? » История


http://apbb.ru/